Масоны: кто они?

Масонская аллегория

Откуда пошло 
масонство?

Ложа - это артель

Братство 
и его покровители

Первая Великая Ложа

Масоны и Церковь

Каменщики 
уходят в науку

Масоны в России

Нравственные искания

Начало гонений

После Манифеста 
1905 года

Российские масоны сегодня
 

Памятная доска в Лондоне
Памятная доска, 
установленная в Лондоне близ того места, где нахо- дилась таверна, в которой была создана Великая Ложа

 

Масоны, масоны, масоны... Сегодня это слово встречается часто, особенно в газетах, называющих себя "патриотическими". Масонов винят во всем - в развале СССР, в распаде экономики, в обнищании людей, хотя стоит серьезно начать во всем разбираться, то никто нигде не может обнаружить даже признаков "масонских козней".
       Так кто же такие, эти масоны? Откуда они взялись, чем занимаются и к чему стремятся? Почему их существование вызвает так много кривотолков? Отчего, несмотря на самые фантастические обвинения в их адрес, к ним принадлежали многие достойные и выдающиеся люди, не только в других странах, но и в России?
       На самом деле, в сегодняшнем мире трудно найти страну, где не было бы людей, называющих себя "вольными каменщиками". В Европе ли, в Америке, в Азии или Африке - везде вы сможете отыскать здания с циркулем и угольником на фронтоне. Это масонские храмы, где при свете свечей вот уже почти 300 лет идет незаметная масонская работа. Собирающиеся в этих домах люди могут быть чернокожими или белыми, иметь по-азиатски раскосые глаза, исповедовать христианство, буддизм, ислам, любую другую религию, и тем не менее ощущать себя едиными. Что приводит их под сень масонских храмов, как смогли они не только сохранить свое братство в течение столетий, но и распространить его идеи по всему миру? 
       Сегодня мы заново открываем для себя собственную историю и видим: то, что в течение 70 лет выдавалось за за нее, имеет мало общего с реальностью. Одни исторические персонажи, которые ранее упоминались лишь вскользь, вырастают в выдающихся деятелей Отечества, другие - наборот, мельчают. Новые, а точнее сказать, старые факты делают прошлое объемным, наполняют его живыми людьми. 
В начало текста

Откуда пошло масонство?

       Появление франкмасонства тесно связано с историей средневековых ремесленных гильдий и братств. В Англии, откуда, собственно, и ведется история современного масонства, первые цехи появились в XII веке, однако расцветом цехового движения считается XV век, когда ремесленные объединения стали играть важную роль в жизни сначала городов, а потом и всей страны. Так, самые крупные из них обладали правом посылать своих представителей в городские советы и даже участвовать в выборах парламента. 
       Гильдии делились на три разряда. Входящие в первый разряд имели право направлять в городской совет шестерых своих представителей, гильдии второго разряда - четырех, третьего разряда - двоих. К этому времени цехи уже владели собственными домами и богадельнями, из их среды выделялись наиболее одаренные и деятельные люди, которые впоследствии станут фабрикантами и предпринимателями. 
Члены наиболее почетных цехов носили мундиры и составляли городскую знать; они обладали широкими правами и привилегиями, которыми отчасти соперничали с земельной аристократией. 
       Порой эти привилегии становились причиной резкого недовольства городских властей. К примеру, известен случай, когда муниципалитет Эксеттера направил британскому королю жалобу на то, что цех портных "привлекает в свою среду посторонних и даже не живущих в городе лиц", заставляя их делать взносы в свою кассу. 
       Цехи камещиков не были самыми старыми или самыми влиятельными среди других цехов, первое упоминание о них в официальных документах относится к концу XIV века, когда гильдия строителей была отнесена ко второму разряду. Но уже в 1411 году Лондонский цех каменщиков был инкорпорирован (т.е. включен в число официальных учреждений), а в 1472 году получил свой герб. С 1481 года королевским указом членам этого объединения было дано право носить мундир, иными словами, они получили весь объем прав и привилегий, которыми пользовались самые крупные и влиятельные гильдии ремесленников. 
       Каменщики тоже практиковали прием в свои ряды людей, не владевших профессией строителя; с этого момента возникают две категории масонов - "оперативные" , т.е. те, кто являлся строителем и владел строительной профессией, и "спекулятивные" или "признанные" - не имевшие никакой связи со строительством, но решившие подчиняться внутренним правилам цеха каменщиков, принять их обычаи и моральные постулаты, и, соответственно, пользоваться их привилегиями. 
       Одна из важнейших привилегий каменщиков - свобода передвижения, которая была необходима по роду профессии, поскольку средневековым строителям приходилось переезжать из города в город для участия в возведении замков, домов знати, церквей и соборов. В те времена все податные слои общества были обязаны соблюдать жесткие законы об оседлости. Каменщики были единственными податными жителями Англии, которым было позволено свободно передвигаться по стране. Поэтому их стали называть "вольными". Так появилось нынешнее название "франкмасон" (free mason) - "вольный каменщик". 
В начало текста

Ложа - это артель

       Древнейшие документы, рассказывающие о жизни и деятельности английских строительных рабочих - это артельные уставы, относящиеся к XIV и началу XV веков. Из них видно, что их собрания проводились в специальном крытом помещении, называемом ложей (Lodge), в которой бессемейные рабочие также и жили. За порядком работ и поведением каменщиков следил старший мастер и надзиратели. Вступая в артель, рабочиe приносили присягу "на книге" (очевидно, на уставе). В XV веке ложей стали называть не только мастерскую, но и саму артель. 
       Кроме цеховых организаций ремесленники объединялись в более тесные союзы - братства взаимопомощи, носившие церковно-религиозный характер. В них существовал культ святого покровителя цеха (у каменщиков, как правило, это был св.Иоанн), большую роль в деятельности этих братств играли взаимная забота и помощь, а также помощь в путешествиях, для чего использовались пароли и тайные знаки, по которым браться могли узнать друг друга и оказать поддержку. Сообщения паролей и присяга верности составляли существенную часть церемоний вступления в братство. В годичные цеховые праздники устаивались пирушки, где ритуал соблюдался не менее строго, чем при проведении обычных встреч и бесед.
       Пароли и тайные знаки существовали не только у членов братств, но и у членов цехов, где они были тесно связаны с квалификацией. При переходе от одного строительства к другому с их помощью каменщики сообщали о своей принадлежности к цеху и об уровне мастерства. 
       Со второй половины XVI века в жизни ремесленных союзов каменщиков настают трудные времена. Появляются новые, менее трудоемкие, методы строительства, готика сменяется новыми архитектурными стилями, в Англии появляются иностранные строители - французы, немцы, голландцы. С началом Реформации начались гонения на все организции, носившие церковный характер, и в 1547 году в Англии все они были запрещены парламентским актом. 
       Многие ремесленные братства не смогли пережить этого и исчезли. Однако, масонское братство устояло; оно перестало быть католическим, церковные обряды и мистерии на библейские темы исчезли из их обихода, но церемонии приема, годичные банкеты и другие старые обычаи продолжали сохраняться, превратившись в прочную традицию. 
       С этого времени началось заметное разделение цехов и братств: первые ведали чисто профессиональной стороной дела, вторые - хранили и развивали этические традиции братского общения и взимопомощи. Со временем произошло и организационное разделение: уже можно было быть членом братства, не состоя в цехе, и наоборот. 
       Древнейший документально подтвержденный случай участия в масонских трудах не-строителя относится к Эдинбургской ложе Шотландии: 3 июня 1600 года на собрании присутствовал сэр Джон Босуэлл, лорд Очинлекский. С тех пор присутствие шотландской знати в ложах становится заурядным. Правда, в конце XVII века встречались ложи, состоявшие сплошь из каменщиков (например, ложа в Глазго), но одновременно с ними были ложи наподобие Абердинской, где в 1670 году из 49 членов только 12 были профессиональными каменщиками, остальные были пасторами, коммерсантами, представителями интеллигентных профессий - учеными, писателями или представителями дворянского сословия.
       Можно только догадываться о причинах, толкавших этих людей к вступлению в масонские братства. Для некоторых привлекательными могли быть льготы и привилегии, которыми продолжали пользоваться строительные гильдии, но вряд ли они могли быть притягательными для аристократов и деятелей церкви, которые были самым привилегированным сословием Англии и других стран Европы. Предположительно, это могло быть стремление к старине и традициям, к древним легендам о происхождении масонских братств, веселым традиционным пирушкам или возможности покровительствовать слабым. 
       Некоторые исследователи масонской истории предполагают, что появление в ложах представителей высших слоев общества было вызвано их стремлением контролировать деятельность лож, ибо существовало опасение, что работы, проводившиеся в них, могли быть опасны для правящего класса. Нет смысла отрицать это полностью, но, видимо, нет смысла отрицать и то, что аристократия желала возглавить масонство в политических целях, для того, чтобы использовать его возможности в своих интересах.
В начало текста

Братство и его покровители

       Но как бы то ни было, масонское братство, продолжая оставаться в своей массе профессиональным объединением строителей, получило высоких покровителей, благодаря которым, видимо, и сохранилось тогда, когда ремесленные цехи стали постепенно приходить в упадок и исчезать.
       В это время в ложи вступают представители ученой интеллигенции, философы и люди реформаторского склада ума, которые из-за наступившей вслед за Реформацией реакцией уже не могли свободно высказывать свои взгляды. В масонство проникают утопические идеи, утверждавшие, что можно построить справедливое общество на основах достижний науки и разума. Развитию этих идей как нельзя больше способствовал и состав строительных корпораций, в которые, наряду с представителями тяжелого ручного труда, входили люди творческие - художники, скульпторы, архитекторы. Масонский цех сам по себе был символом того, что любое крупное дело требует согласных усилий всех рабочих, как бы ни низки или высоки были их познания и умение. Эта древняя этика строителей стала благодатной почвой для развития идей справедливости, равенства и ненасильственного передела общества на новой, более разумной основе. 
       Идеи эти было небезопасно провозглашать открыто; отсюда берет свое начало символический язык масонства. Строительные инструменты становятся знаками, символизирующими нравственные качества, воплощают этические законы справедливости, сам процесс строительства становится символом построения нового совершенного общества. Масонство, таким образом, постепенно превращается из корпоративной идеологии ремесленного братства в этическое учение, воспитывающее в своих адептах лучшие человеческие качества.
       Вот как писал о масонских работах выдающийся русский писатель Михаил Осоргин: "В перспективе липовой аллеи появляются очертания стоящегося Храма, который никогда не будет достроен. Сюда стекаются изо всех стран люди, отмеченные не особыми талантами, не профанскими заслугами, не богатством, не родовитостью, не пойманной за хвост славой, а тайной печатью посвященности. Они никем не призваны - они сами себя нашли и взаимно утвердили. Братская цепь кафинскими узлами связала их воедино и отделила от злобствующего, больного, непросвещенного мира, который должно пересоздать. В то время как другие строители, практики и фантазеры благодетельствуют человечество готовыми программами, потчуют его социальными опытами, вырывают друг у друга вожжи дребезжащих колесниц и катятся кубарем под ноги всбесившихся лошадей, - эти тайные заговорщики, вне политических страстей и предрассудков - по ту сторону догмы и обязательных верований, вооружившись молотом и резцом исканий, медленно обтесывают каждый свой собственный грубый камень, стараясь придать ему правильную, удобную для пригонки к другим форму. Прошедшие первый искус кладут из этих камней фундамент и возводят стены нового идеального Храма; испытанные в работе наносят прекрасный рисунок на чертежную доску и руководят стройкой. Величавый Храм растет и вширь и ввысь, - но масштабы его таковы, что только все человечество могло бы общими дружными усилиями довершить его постройку единым куполом. Дожить до этого не мечтает ни один каменщик; он довольствуется своим малым вкладом, - и он умирает, завещая свое дело мастеру новому, который, может быть, переделает заново всю его работу, потому что лучшее враг хорошего, истина никому не известна...". 
В начало текста

Первая Великая Ложа

       По мере роста числа лож возникала необходимость координировать их деятельность. Поэтому в Лондоне в 1717 году четыре ложи объединились и создали своеобразный орган надзора, Великую Ложу, ежегодные собрания которой привлекали повышенное внимание общества и превращали орден в динамично растущее движение. Как бы то ни было, в Англии между 1737 и 1907 годами в братстве состояли шестнадцать принцев и четверо из них стали впоследствии королями. 
       С объединением оперативных и признанных масонов в единое братство масонство приняло ту форму, в которой оно существует и сегодня. От оперативного масонства оно переняло строительные инструменты, степени, отражающие уровень посвященности членов лож в масонские тайны, секретные слова и знаки, при помощи которых масоны узнают друг друга, обязанность трудиться и многое другое. Признанные масоны, которые в массе своей были людьми интеллектуального труда, на этом фундаменте построили стройное здание масонской символики, которая отражала их понимание мира, веру в возможность создания справедливого общества через совершенствование каждого из его членов и отношений между ними. Возникли масонские легенды, начались поиски истины в древних верованиях и учениях. 
       Считается, что последним Великим Мастером оперативного масонства был английский архитектор Кристофер Рен, построивший собор Святого Павла в Лондоне. В течение восемнадцати лет, пока шло строительство храма, он посещал расположенную неподалеку ложу Святого Павла. 
       О его мастерстве зодчего дает представление такая история. Когда собор уже был почти построен, городские власти обратили внимание на то, что в центральном пространстве храма нет колонн, которые поддерживали бы огромных размеров потолок. Кристофер Рен убеждал, что колонны не нужны и потолок не обвалится, и приводил в качестве доказательства свои расчеты. Однако ему не поверили и распорядились подпереть потолок собора колоннами. Рен выполнил это требование, но... возведенные им колонны не достают до потолка, между капителями и самим потолком есть пространство. Эти колонны, не подпирающие потолок, стоят и сегодня, являясь символом высочайшего мастерства зодчего и обычного недоверия властей к достижениям наук. 
       С годами масонство совершенствовало свою организацию. В 1723 году в Англии была опубликована "Книга Уставов", написанная шотландским священником Джеймсом Андерсоном. Этот документ провозглашал, что представители различных религиозных течений должны суметь объединиться в дружественной атмосфере ложи для спокойного обсуждения новых идей. "Хотя в древние времена масоны принимали вероисповедание той страны, в которой они находились, теперь же представляется целесообразным принудить их перейти в ту Религию, где все люди придут к взаимному согласию, оставив при себе свое частное мнение; то есть следует быть добродетельным и искренными людьми, людьми благородными и честными, как ни были бы различны их названия и убеждения", - говорилось в "Книге Уставов". 
С тех пор терпимость и непредубежденность стали законом, свято соблюдающимся в масонских трудах. Типографским способом "Уставы" были изданы в Америке в 1734 году Великим Мастером Бенджамином Франклином в Филадельфии. 
       Очень быстро масонское братство пустило корни по всему Европейскому континенту. В конце 30-х годов XVIII века ложи существовали в Бельгии, России, Италии, Германии, Швейцарии. В 1735 году в Париже действовало 5 лож, к 1742 году их число возросло до двадцати двух, а через сорок пять лет, накануне Французской Революции, число масонов достигало 100 тысяч.
В начало текста

Масоны и Церковь

       Католическая церковь с подозрительностью и опаской наблюдала за быстрым распространением масонства. Масоны быстро создали свои собственные ритуалы, историю, легенды и иерархию, которые являются неотъемлемой принадлежностью официальной религии. Уже в 1738 году папа Климент XII выступил с первым и очень яростным обличением масонства. В своей энциклике он повелевал отлучать от церкви всех католиков, прошедших обряд посвящения в масонское братство. Папа объявил, что приносимая масонами клятва хранить секреты братства является угрозой священности исповеди и власти церкви, выступал против сотрудничества с людьми, исповедовавших отличные от официальной церкви убеждений. По всей Европе гражданские власти начали выполнять предписания, накладывая на масонов штрафы и даже подвергая их пыткам. 
       Преследованиями со стороны католической церкви не исчерпывались гонения на масонов. Почти сразу после официального открытия Великой Ложи в Лондоне в 1717 году в газетах стали регулярно появляться "разоблачающие" сообщения о масонстве. Масонов обвиняли в союзе с антихристом, утверждали, будто на закрытых собраниях проходит разнузданные оргии. Политические события, аморальные поступки отдельных членов братства время от времени подогревали антимасонские настроения. В 1735 году были запрещены собрания голландских лож из боязни, что члены братства принимают участие в политических интригах. Аналогичные запреты последовали в Швеции в 1738 году и в 1745 году в Швейцарии. 
       Но начавшиеся гонения на масонов уже не могли привести к уничтожению братства, так сильны были их идеи и покровительство со стороны влиятельных людей. Однако под действием "разоблачений" общественное мнение временами становилось резко враждебным по отношению к масонству. 
В начало текста

Каменщики уходят в науку

       Ответом масонов стал уход в изучение истории. Состоявшие в братстве ученые стремились найти истоки представлений масонов об общественной морали в древних этических и религиозных учениях. Они одни из первых заметили родство древних религий и их этических систем между собой, они открыли поразительное сходство космогонических представлений о мире у различных народов. Так стало принимать современную форму представление о Великом Строителе Вселенной, воплотившем в себе черты верховного божества различных народов. Им удалось восстановить смысл античных мистерий, посвятительных обрядов жрецов древнего Египта, расшифровать тайны карт Таро, по-новому прочесть предания арийских народов Центральной Азии, увидеть глубинное родство между этикой индуизма, буддизма, конфуцианства, даосизма и других религиозно-философских систем Востока с этикой Ветхого Завета и Христианства. Постепенно масонство превращалось в синтетическое, универсальное этико-философское учение, что дало ему возможность распространиться по всему миру, не конфликтуя при этом с религиозными системами, отличными от христианской религии. 
       Однако учение это особого свойства: вместо формулировок, вместо слов для обозначения человеческих качеств, моральных, философско-этических понятий масоны используют символы, в которые превратились в первую очередь строительные инструменты. Однако смысл понятий, которые олицетворяют эти инструменты, открываются только тем, кто прошел посвящение и взял на себя обязательство хранить тайну. Тайной являются также особые слова и знаки, по которым масоны узнают друг друга. Переходя из степени в степень масон узнает новые качества инструментов и стоящие за ними нравственные нормы, новые слова и знаки, которыми он может сообщить уже не только о своей принадлежности к масонскому братству, но и о степени своего посвящения. 
Сегодня, когда о масонстве издано много книг, эти тайны тайной уже не являются, и тем не менее вольные каменщики продолжают их хранить. Такой парадокс объясняется довольно просто: умение хранить тайну - одно из человеческих достоинств, и воспитание этого качества в себе - одна из обязанностей масона. Для него тайна по-прежнему остается таковой, независимо от того, кто и когда ее раскрыл. 
       Обязанность хранить тайну проистекает и из других соображений. Масонство - движение филантропическое, т.е. одной их его целей является сотворение добра ближним. Но доброе дело, о котором объявили вовсеуслышанье, служит не столько добру как таковому, сколько гордыне того, кто его сделал. Это своего рода спонсорство ради рекламы, дело не ради добра, а ради выгоды. Такая помощь развращает дающего и едва ли помогает тем, кому она адресована. Подлинная благотворительность возможна только в тайне, она должна быть анонимной, только тогда помощь будет попадать к тем, кто больше всего в ней нуждается. Поэтому масоны всегда хранят молчание о своей благотворительной работе. 
       К сожалению, эти тайны, подчас, не дают покоя подозрительным людям, заставляя их видеть в этом секретные козни врагов или всемирный заговор злодеев, хотя масонство существует уже более 250 лет почти во всех странах мира и до сих пор никто не смог заметить следов или результатов "злодейской деятельности масонов". 
       Даже наоборот. К масонству принадлежали многие выдающиеся деятели человечества. Масонами была написана американская конституция, которая впервые в истории сделала права человека высшим государственным законом. К масонскому братству принадлежали композиторы Вольфганг Амадей Моцарт, Ференц Лист, Йозеф Гайдн, Людвиг ван Бетховен, Никколо Паганини, Яков Сибелиус, писатели Иоганн Вольфганг Гете, Рабиндранат Тагор, Вальтер Скотт, Оскар Уайльд, Марк Твен, поэты Александр Поп, Роберт Бернс, Редьярд Киплинг. Теодор Рузвельт и целый ряд других американских президентов также принадлежали к братству. Масоном был Уинстон Черчилль, английский король Эдуард VII до вступления на престол состоял в братстве. Масонами были такие известные люди, как Джон Джейкоб Астор и Генри Форд, авиатор Чарльз Линденберг, совершивший первый одиночный перелет через Атлантику, полярные исследователи Роберт Пири, Мэтью Хенсон, адмирал Ричард Берд. Американский астронавт Эдвин Олдрин, ступивший на поверхность Луны 21 июля 1969 года, нес в кармане знамя с масонскими эмблемами. 
       Не менее известными и выдающимися людьми были и русские масоны: Александр Сергеевич Пушкин, Александр Васильевич Суворов, Михаил Иллиарионович Голенищев-Кутузов - уже этих трех имен достаточно, чтобы отбросить всякую мысль о "масонском заговоре против России". Но список можно продолжить: Сумароков, Новиков, Баженов Воронихин, Левицкий, Боровиковский, Жуковский, Грибоедов, А.Григорьев, Волошин, Гумилев, Алданов, Осоргин, Адамович, Газданов. Философско-этические взгляды Льва Толстого были очень близки масонству, что он сам признавал. Одно простое перечисление этих великих имен говорит о том, что масонские ложи России объединяли лучших людей страны, что в них концентрировалась атмосфера напряженных духовных исканий. 
       Михаил Осоргин, выдающийся русский писатель, который был в 1922 году выслан большевиками из России, так определил масонство в одной из своих речей: "Масонство вовсе не система нравственных положений, и не метод познания, и не наука о жизни, и даже, собственно, не учение. Идеальное каменщичество есть душевное состояние человека, деятельно стремящегося к истине и знающего, что истина недостижима... Братство вольных каменщиков есть организация людей, искренне верующих в приход более совершенного человечества. Путь к совершенствованию человеческого рода лежит через самоусовершенствова- ние при помощи братского общения с избранными и связанными обещанием такой же над собой работы. Значит - познай себя, работай над собой, помогай работе над собой другого, пользуйся его помощью, умножай ряды сторонникой этой высокой цели. Иначе - союз нравственной взаимопомощи". 
В начало текста

Масоны в России

       По преданию, первым российским масоном был царь Петр Великий, который в 1699 году, во время пребывания в Англии с Великим Посольством, принял посвящение от самого Кристофера Рена, а в одной с ним ложе состоял Франц Лефорт. Но никаких документов, подтверждающих это, не найдено. Однако достоверно подтверждено, что масонские ложи существовали в России в 30-х годах XVIII столетия, но их трудно назвать российскими, поскольку в них состояли почти исключительно иностранцы, а первым "великим мастером для всей России" был назначен в 1731 году английский капитан Джон Филипс. 
       В 1740 году был назначен новый гроссмейстер генерал Джеймс (Яков) Кейт, состоявший на русской службе. Считается, что с этого времени в ложи начинают вступать русская знать. Именно Кейта считали основателем масонства в России русские масоны. 
Известно, что в те годы в масонстве состояли граф Головин, а также графы Захар и Иван Чернышевы. Позднее в него вступили Роман Воронцов (отец княгини Дашковой), Голицыны, Трубецкой, а также А.П.Сумароков, будущие историки князь Щербатов и Болтин и др.
       Однако в то время ложи не могли привлечь с свои ряды сколь-либо большого числа русских людей, ибо общество было почти лишено идейных интересов и видело в масонстве лишь модную заграничную забаву. Свидетельством этому является вступление в ложу знаменитого впоследствии масона Ивана Перфильевича Елагина, который прошел посвящение единственно из любопытства и тщеславия. 
       Во второй половине XVIII положение меняется. Кратковременное царствование Петра III, благоговевшего перед Фридрихом и в подражение ему оказывавший покровительство масонам, а затем век Екатерины с его болезненным осмыслением французских философов-энциклопедистов и столь же болезненным разочарованием в них, появлением первой русской интеллигенции с ее напряженными духовными поисками создал благоприятную атмосферу для восприятия масонских идей. 
       Кружки русской интеллигенции и масонские ложи того времени возникли на одной и той же основе - осознании общественной опасности и развращающего влияния вольтерьянства на русские умы. Все масоны того времени прошли через увлечение "вольтерьянским отрицанием" и, глубоко в нем разочаровались, пережили душевный разлад и нашли основу для своих духовных исканий в "прововеди масонской нравственности". Именно с этого момента масонство в России перестает быть иноземной диковиной, обогащается духом просыпающегося национального самосознания и поэтому может быть с уверенностью названо первым идеалистическим течением русской общественной мысли.
      По оценке Н.Бердяева в работе "Русская идея", духовное влияние масонства на общество было огромно. Он указывает, что "лучшие русские люди были масонами. Первоначальная русская литература имела связь с масонством. Масонство было первой свободной самоорганизацией общества в России, только оно и не было навязано сверху властью". По его убеждению, именно "в масонстве произошла формация русской культурной души, оно вырабатывало нравственный идеал личности. Православие было, конечно, более глубоким влиянием на души русских людей, но в масонстве образовались культурные души петровской эпохи и противопоставлялись деспотизму власти и обскурантизму... В масонской атмосфере происходило духовное пробуждение...". 
       В 70-е годы в России возникают почти одновременно две мощные масонские системы - Елагинская и Циннендорфская. Обе работали в первых трех степенях т.н. "иоанновского" масонства, нацеленных на религиозно-нравственное воспитание адептов. В этих степенях русские масоны работали над приданием "дикому камню", символизирующему греховного непросвещенного человека, "совершенной кубической формы", т.е. очищением его от пороков. Они приобретали более широкие по сравнению с прежними религиозно-этические понятия, задумывались над вопросами веры и нравственности, упорно воспитывали в себе совестливых и честных людей. 
       И.П.Елагин, вступивший в масонство еще в 1750 году, к этому времени успел "переболеть" вольтерьянством и стал ревностным "вольным каменщиком". Он получил от Великой Лондонской Ложи патент на учреждение новых лож, и в начале 1772 года стал Провинциальным Великим Мастером. Основанная им система лож была наиболее влиятельной, и в конце концов даже руководители Циннендорфской системы должны были испрашивать у него патент для открытия новых мастерских. И если ложи Циннендорфской системы создавались исключительно в Санкт-Петербурге, то елагинские существовали также в Москве, в Молдавии, в Польше. 
В начало текста

Нравственные искания

       Российское масонство 70-х годов историки называют нравоучительным. С этим трудно не согласиться. Общественная полемика в литературе, сатирических журналах того времени вращается вокруг проблем личной чести, совести, порядочности, правдивости, вовсе не затрагивая более широкие вопросы. 
       Но в начале 80-х годов российских "вольных каменщиков" уже перестают удовлетворять "нравственные преподаяния" трехстепенного масонства. Воспитанные на французских философах умы требовали новой пищи, замешанной не на вольтерьянском скептицизме, а непременно на религиозно-идеалистических идеях. Но западноевропейская философия опиралась на развитую науку, и борьба против нее требовала "оружия", превосходящего по силе нравоучительные проповеди. Если учесть слабость развития российской критической мысли, то неудивительно, что эти поиски привели к повальному увлечению мистикой и натурфилософией. 
В эти годы появляется большая разница между тем, чем занимаются масоны двух российских столиц. В санкт-петербургских в ложах все поглощены мистикой и оккультизмом; столицу посещает граф Калиостро, которого торжественно принимает в своем доме Иван Елагин. Фрачная публика валом валит на его "опыты", где он вызывает духов, тени умерших, обучает алхимии и "златоделанию". Он представляется "полковником испанской службы", но вскоре в петербургских газетах появляется заявление испанского посла о том, что никакого такого "полковника" на службе его государя на значится. Затем появляются представители кредиторов, которые разыскивают Калиостро по всей Европе. Разражается громкий скандал, граф бежит из Петербурга, и газеты долго еще едко пишут о масонах, восторженно принимавших проходимца. 
       В Москве в это время масоны занимаются просветительством. Центральной фигурой здесь становится Николай Новиков - виднейший российский публицист, книгоиздатель и просветитель. Ранее он жил в Санкт-Петербурге, где служил в армии, вышел в отставку прапорщиком Измайловского полка, потом издавал известные и популярные сатирические журналы "Трутень", "Живописец", "Кошелек". Перебравшись в Москву, он берет в аренду типографию Московского унивеситета. Ни в котороткой статье, ни в толстой книге нет возможности перечислить все, что вышло из стен его типографии. Это учебники, литературные произведения, научные и философские труды, работы русских и зарубежных теологов. Большая часть этих книг никогда в России не издавалась, многие из них были впервые переведены с латинского и немецкого языков, причем переводчиками были студенты университета. За свою жизнь он издал больше книг (не по тиражу, а по названиям!), чем было издано до него за всю историю государства Российского. 
В начало текста

Начало гонений

       Увлечение оккультизмом и мистикой, а также постоянные метания российских вольных каменщиков, обращавшихся то к одной, то к другой масонским системам, сослужили им дурную службу. За скандалом вокруг графа Калиостро последовал памфлет Екатерины II "Тайна противонелепого общества", в котором можно было разглядеть первые признаки приближающихся гонений. С подозрением окружение императрицы воспринимало и связи российских масонов с масонами Германии, Швеции, Англии. После пугачевского восстания императрица начинает с недоверием, а порой и с враждой относиться к идеям свободы личности и народного просвещения, революция во Франции лишь убеждает ее, что такого рода идеи могут представлять для монархии опасность. 
       К тому же в 80-х годах в Германии началось усиленное преследование тайных обществ, имевших отношение к масонству и иллюминатству. Их обвиняют в ужасных преступлениях, в стремлении низвергать троны, алтари, в отравлениях и убийствах. Хотя эти обвинения были голословными и никогда доказаны не были, они заставили Екатерину по-другому взглянуть на российское масонство. 
       Гонения начинаются с повышенного внимания к издательской деятельности в Москве Н.Новикова. Одновременно правительство стало преследовать и благотворительную деятельность новиковского кружка, под покровительством которого строились школы, больницы. В январе 1786 года появляется указ о передаче всех частных школ и больниц Приказу общественного призрения, которому также повелевалось наблюдать за всеми учреждениями новиковского кружка. Раздача Новиковым хлеба простому народу в голодном 1687 году послужила толчком к более энергичным мерам: последовало запрещение печатать в светских типографиях книги, относящиеся к церковному или священному писанию, запрещена их продажа в частных лавках, наконец, последовало запрещение отдавать Новикову университетскую типографию, что грозило совершенным прекращением издательской деятельности. 
       Все попытки обвинить Новикова в активности, наносящей вред Православной церкви, закончились ничем. Митрополит Платон, известный ревнитель ортодоксального православия, после бесед с Н.Новиковым писал императрице: "Я одолжаюсь по совести и сану моему донести Тебе, что молю всещедрого Бога, чтобы не только в словесной пастве, Богом и Тобой мне вверенной, но и во всем мире были христиане таковые, как Новиков". 
       В начале 1690-х годов Новиков был арестован и допрашивался сначала в Москве, а потом был доставлен в Шлиссельбургскую крепость. Одновременно началось следствие в отношении других членов новиковского кружка, которое в Москве вел князь Прозоровский. Допросу подверглись Гамалея, Поздеев, куратор Московского университета М.М.Херасков. Конфискованные книги в количестве более 18000 экземпляров были сожжены. Новиков провел в Шлиссельбургской крепости 15 лет. 
       Работы в масонских ложах в это время прекратились, и возобновились только по восшествии на престол императора Павла I, который в бытность Великим князем благоволил к масонам и даже был посвещен в высокие степени. На другой день после смерти Екатерины он освободил Новикова и всех, замешанных в этом деле; князь Куракин, князь Репнин, Баженов, Лопухин были вызваны ко двору и щедро вознаграждены. 
       Однако император, вопреки ожиданиям, не восстановил масонство в прежних правах. Лишь в начале царствования Александра I деятельность масонских лож была полностью легализована. Но Новиков и его последователи более не присоединялись к открыто действовавшим двум крупнейшим союзам - Великой Провинциальной Ложе и Великой Ложе Астрея.
       Сам Новиков и поселившийся в его имении С.И.Гамалея много работали над созданием пятидесятитомной Герметической библиотеки, переписывая для нее наиболее важные масонские сочинения и считая своей главной задачей сохранение для последующих поколений духовного наследия масонства 70-80-х годов. 
       Масонские поиски "истинного христианства" того времени, столь увлекавшие Н.Новикова, И.В.Лопухина, С.И.Гамалея, И.П.Тургенева и других масонов, полностью лежат в русле концепции "достоинства христианства и недостоинства христиан", получившей широкое распространение в России в начале ХХ века. В поисках "истинного христианства" русским масонством XVIII века угадывается одно из основных тенденций внецерковного направления православно-христианского реформаторства XIX-XX века, стремившего обрести "истинное христианство" в дополнение к христианству традиционному, лежащему в русле официальной церкви. Именно здесь лежали истоки взглядов выдающихся русских философов-идеалистов конца XIX - начала XX веков, к трудам которых сейчас вновь обращается российская интеллигенция. 
       В 1822 году масонство вновь было запрещено, однако не исчезло. Либеральные идеи, принесенные в Россию масонством и популяризировавшиеся масонами, пустили глубокие корни в умах российской интеллигенции. Они остались в произведениях выдающихся русских писателей, публицистов. Именно они пронизывали либеральное движение конца XIX века в России. 
       1822 год историки считают не только годом запрета масонства в России, но и годом начала первой волны русской эмиграции. Многие из тех, кто не мог жить в обстановке реакции, покидали Россию и оседали в других странах Европы, главным образом во Франции, где вступали в ложи Великого Востока или Великой Ложи Франции. Перебравшись в страны с более либеральным режимом, они не теряли связей с друзьями и родственниками в России. 
       Несомненно, влияние масонства в России не исчезло, но значительно ослабло. И символично, что хватило трех лет, чтобы в общественной мысли страны возобладали идеи насильственного переустройства общества. Проповедь созидания сменилась проповедью разрушения. 
       В декабре 1825 года в Санкт-Петербурге произошел мятеж на Сенатской площади. Позднее революционеров-аристократов сменили революционеры-разночинцы, а за ними - марксисты, поставившие террор, насилие, сознательное разрушение общества на научную основу и сделавшие это своей профессией. Страна, скованная крепостным правом, отягощенная абсолютной властью царя, духовным соглядатайством Синода, не могла свободно развиваться. Лишенная возможности выбора, она двинулась по пути насилия, безумных и кровавых крестьянских бунтов, заговоров и террора. 
В начало текста

После Манифеста 1905 года

       Только после октябрьского манифеста 1905 года вновь появилась возможность свободно объединяться, создавать ассоциации. В 1906 году выдающийся русский ученый Максим Ковалевский, основатель и бессменный руководитель популярной в то время Русской школы в Париже, получил разрешение Великого Востока Франции на создание в России русских лож. Были открыты ложи "Возрождение" в Москве и чуть позднее - "Северная Звезда" в Санкт-Петербурге. В 1908 году "Северная Звезда" получила право самостоятельно открывать новые ложи без консультаций с Советом Великого Востока, а в 1910 году русские ложи формально отделились от французских, начав самостоятельную деятельность. 
       Однако обстановка, в которой действовали новые русские ложи, едва ли можно было назвать благоприятной. Все они находились под надзором полиции, поэтому не могли вести протоколы собраний и другие записи, ложи были малочисленными, связи между ними не поддерживались - члены одной ложи не могли знать даже названия другой. 
       В такой ситуации и речи быть не могло о нормальной, спокойной работе. Чувствуя постоянный пригляд охранки, ощущая постоянную угрозу стать орудием в политической игре, воспринимая это как реальную угрозу себе и своему движению, масоны неизбежно стали политизироваться. После отделения от французского Великого Востока они очень быстро отошли от соблюдения основополагающих правил (среди которых - абсолютный запрет обсуждать вопросы политики и религии), были отменены церемонии, ритуалы. Новое русское масонство по сути дела превратилось в секретный политический клуб, тесно связанный с кадетской партией, хотя сам лидер кадетов П.Милюков к масонству не имел никакого отношения. 
       Не случайно русские масоны того времени связали себя с кадетской партией. Ее идеологические постулаты - конституционное правление и власть закона - в наибольшей степени подходили масонам, мечтавшим о гармоничном, рациональном устройстве общества. 
       Добром это, конечно, не кончилось. Занявшиеся политикой масоны все больше и больше походили на заговощиков; усиление шовинизма на фоне неудач России в русско-японской войне и назревавшей Первой мировой войны добавляло им флер "изменников национальной идее". Кадетская партия, несомненно, сильно выиграла от близости к масонам, которые значительно обогатили идеологию конституционных демократов. Ведь не случайно в первом составе Временного правительства было десять масонов. Однако это уже ничего не могло изменить - умами владели идеи насильственного передела общества, носителями которых были стремительно набиравшие силу большевики и значительная часть эсеров. 
       В октябре 1917 года власть перешла в руки большевиков. В подавляющем большинстве масонам пришлось покинуть Россию, однако само масонство угасло не сразу. Оно продолжало существовать через мартинистов, деятельность Б.Г.Астромова, которому даже удалось создать в 1922 году "Генеральную Ложу Астрея". В 1925 году он в обмен на терпимость властей предложил свои услуги ГПУ, что не спасло, да не могло спасти ни его самого, ни его организацию. В 1926 году и он сам, и все члены ложи (21 человек) были арестованы и отправлены в лагеря, что в то время было вполне закономерно - в атмосфере массового террора и идеологической цензуры масоны, всегда выступавшие за свободное развитие личности, существовать просто не могли. 
В начало текста

Российские масоны сегодня

       На этом, однако, история масонства в России не закончилась. Едва успели пасть идеологические оковы большевизма, Вольные Каменщики вновь начали свои работы. В апреле 1991 года Великим Востоком Франции, в значительной степени сохранившим дух русского масонства, была учреждена первая в новой России ложа. Сегодня Вольные Каменщики собираются на свои работы в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Архангельске. В тиши своих импровизированных храмов они продолжают издревле заповеданный им труд духовного зодчества. 
В начало текста

Главная страница / Знаменитые масоны / Масонские конституции / Конституция Андерсона
Anderson's Constitution / Вильгельмсбадская конституция / Вопросы и ответы / Что читать?
Знаменитые масоны"Золотые стихи" Пифагора" / Масонские линки

Магазины торгуют в интернете электроникой. Есть LG, в том числе aeg. С доставкой.