Т.А.Бакунина-Осоргина
РУССКИЕ ВОЛЬНЫЕ КАМЕНЩИКИ
(с сокращениями)
       Масонство, занесенное в Россию, по преданию, Петром Великим почти одновременно с его возникновением на Западе, чрезвычайно быстро привилось и распространилось. Объясняется это тем, что появление масонства в России совпало с пробуждением общества, с первыми исканиями освобождавшейся мысли.
       На Западе масонство было лишь одной из школ нравственной философии, у нас оно было единственной. Некоторую конкуренцию ему составило только вольтерьянство. Но русская почва для масонских идей была благодатнее.
В Западной Европе масонство играло роль элементарной школы, через которую проходили и которая оставляла лишь "теплые впечатления". У нас "масонские идеалы, как ни были они отвлечены и неясны, дольше могли оставаться единственным нравственным руководством и стремлением. Это была популярная форма нравственного воспитания". (А.Н.Пыпин. "Русское масонство XVIII и первой четверти XIX века". Пг., 1916, с.259).
       Идея "духовного строительства", взаимного нравственного совершенствования и поддержки, религиозной терпимости и другие идеалы, попав на нетронутую почву, зазвучали в понимании русских вольных каменщиков в их особой чистоте. И вся масонская работа с первых шагов до момента запрещения в 1822 году была освещена "исканием истины", даже когда дело шло лишь о ритуалах, степенях или других тайных познаниях.
       С той поры, как масонство окрепло, т.е. с начала царствования Екатерины II, начинаются искания "истинной системы". Наибольшее распространение получила трехстепенная система масонства, возглавленная Елагиным. Но почти одновременно с нею в Россию было занесено семистепенное масонство, называвшееся Циннендорфским. Оно получило также большое распространение, и в 1776 году глава его, Рейхель, сделал попытку прийти к какому-нибудь соглашению с Елагиным. Соглашение это состоялось, но продержалось недолго: в том же году последовал раскол. После этого в поисках истины началось сближение со Швецией, влияние которой продержалось в течение нескольких лет. Затем с переходом первенства в делах масонских от петербургских лож к московсим снова берет верх немецкое влияние. Оно и преобладало до закрытия лож и разгрома предприятий Новикова. При восстановлении масонства в первые годы царствования Александра первенство снова оказалось за шведской системой и все существовавшие ложи объединились под главенством Великой Директоральной ложи "Владимир к порядку". Но по мере роста и распространения лож накапливалось и недовольство многостепенной системой и высшим управлением, и в 1815 году произошел раскол, после чего численное и моральное преимущество перешло к вновь образованному союзу Великой ложи "Астрея", который вернулся к трехстепенному масонству.
       Внешняя сторона, различные системы и влияния не нарушали, однако, внутренней общности русского масонства. Любопытно, например, отметить, что три столпа масонства конца XVIII века - Новиков, Шварц и Н.Трубецкой - принадлежали к трем различным "оттенкам" ордена. Шварц был масоном германского строгого наблюдения, Трубецкой - масоном шведской системы, Новиков - циннендорфцем. Равнодушные к спорам о значении системы, по которой работали, они за нее не стояли, а держались ее лишь как средства общения с масонским миром.
       В этом смысле отвечали сами московские вольные каменщики герцогу Брауншвейгскому: в масонстве надо отличать два предмета. Внешность его, то есть степени, обряды и вообще организация - дело чисто условное, и должны изменяться, согласуясь с обстоятельствами времени, если желать, чтобы оно приобрело влияние на мнения и истребляло предрассудки. Но сущность масонства не изменяется, и происходит оно от отдаленной древности, особенно в трех первых его степенях.
Принимая все это во внимание, я считала бы правильным рассматривать русское масонство XVIII века как нечто целое, не разбивая его на системы и не разделяя на два периода, которые могут быть намечены лишь искусственно. Перерыв широкой деятельности вольных каменщиков, обусловленный запрещением лож Екатериной II и молчаливым подтверждением этого запрета при Павле, следует рассматривать как влияние порядка внешнего, а не внутреннего. Если подходить к вопросу не с целью изучения систем и послушаний, а особо интересуясь личностью и составом деятелей, которые направляли интересы массы вольных каменщиков, то преемственность масонства XIX века от масонства конца XVIII века совершенно ясна. Между розенкрейцерством последних десятилетий XVIII века и мистическим направлением кружка Лабзина устанавливается некоторая внутренняя связь, если мы обратимся к деятелям того и другого периодов, хотя бы к тому же О.А.Поздееву, розенкрейцеру и видному масону новиковского времени, который при возрождении масонской деятельности снова стал руководителем консервативного мистического направления в масонстве. А сыновья Поздеева и И.П.Тургенева так же, как и сын И.Н.Шварца, отмечены в летописях масонства XIX века.
       Сущность масонства в любой период его легального существования можно выразить словами князя Н.Н.Трубецкого: "...А как масонство есть единое средство, чрез которое мы можем человеков возбуждать к воззрению на самих себя, к почуствованию своей ничтожности и к покорению своей воли, то все силы наши к тому стремиться должны, чтоб средство сие распространить и тем собратий наших из когтей сатанинских исторгнуть..." (Я.Л.Барсков. Переписка московских масонов XVIII века. Пг. 1915, с.256).
       Но и перешагнув за запрещение 1822 года, замкнувшись в тайных кружках, русское масонство сохраняет то же направление: "Были слова все те же, что и до запрета 1822 года: о борьбе со злом в мире и в самом себе, о восхождении по таинственной лестнице или о цепи, соединяющей мир земли и тленья с миром духа". (Т.О.Соколовская. Капитул Феникса. Пг., 1916, с.90). Отдавая дань времени, в царствование Екатерины главным в его деятельности было просвещение, а во время Александра I на первый план были выдвинуты социально-политические вопросы.
       В истории русского масонства есть, тем не менее, печальный случай, который был, несомненно, одним из самых темных пятен на всем ее протяжении. Это--верноподданническое донесение видного масона Кушелева. В нем он указывал, что только его ложа работает по истинной, древней и апробированной правительством масонской системе, предлагал сделать ее Директоральной с тем, чтобы она, "яко матерь российских лож или яко верховное начальство и судилище их, управляла оными по духу древних, истинных масонов...", и начертал правила, без соблюдения которых масонские ложи лучше было бы закрыть, так как при тогдашнем их положении, считал Кушелев, ожидать нечего, кроме гибельных последствий. Правительство избрало путь более простой: не рассматривая правильности работы различных лож, оно запретило их все. Честолюбивые планы одного из членов, стрнемившегося стать во главе русского масонства, послужили, таким образом, на фоне возросшего влияния Фотия последним толчком к закрытию лож в 1822 году. (Уничтожение масонских лож в 1822 г. "Русская старина", 1877, т.18, с.с.645, 650, 661.)
По-другому обстояло с карьеризмом. Он, конечно, проникал в русские ложи, но по сравнению с западноевропейским масонством выражен был чрезвычайно слабо. Не было главного условия для его развития--покровительства двора. У нас масонство всегда только терпелось, но никогда не поощрялось. Посвящение не способствовало карьере, а иногда даже мешало. Можно отметить случай, когда именно масонство помешало назначению Фонвизина в 1821 году на пост губернатора. Александр при этом заметил, что "полагает его весьма способным к сей должности", но вместе с тем объявил, что "он известен за весьма большого масона", о чем и сожалеет". (Т.О.Соколовская. Русское масонство и его значение в истории общественного движения (XVIII и первая четверть XIX столетия). СПб., 1908, с.17).
       Положительный отзыв о масонстве мы находим в записках человека, нравственный облик которого не ясен и который, будучи директором Особой канцелярии министерства полиции, вступил в масонство с целью "наблюдать, чтобы Ложи соответствовали общей государственной цели--безопасности". Говорит он так: "Слова: иллюминат, франк-масон обратились, как будто, в брань; но в корне своем ложи не иное что, как школа духвного развития и возвышения человека. О злоупотреблениях я молчу: где их нет?" (Я.И.Де-Санглен. Записки. "Русская старина", 1883, N 1).
       Для суждения о распространении русского масонства на помощь приходят цифры.Еще в 1792 году московский генерал-губернатор князь Прозоровский доносил императрице: "В масонских ложах, как сказывают мне, очень много и за несколько лет собиралось их до 800 человек...". 
       Эта цифра, относящаяся, по-видимому, только к ложам московского повиновения, сразу разрушает странное утверждение одного современного исследователя русского масонства, который говорит: "Приблизительный подсчет обнаруживает, что их вообще было мало, поразительно мало, не более, чем декабристов. В частности, московских масонов новиковского круга было всего около тридцати; близко же связанных постоянными отношениями оказывается среди них не более десяти". (Летописи русской литературы и древностей, издаваемые Н.Тихоновым. Т. V. М., 1863, с.35).
       О первых десятилетиях XIX века сведения совершенно точны. Общее число вольных каменщиков колебалось между 1300 в 1816--1818 годах и 1600 в 1820--1822 годах. Значительное число--700-800 человек и больше--состояло в петербургских ложах. Остальное число распределялось между Москвой, которая по количеству лож не уступала Петербургу, и провинцией. Ложи были во многих городах: Белостоке, Вологде, Киеве, Кишиневе, Кронштадте, Митаве, Нижнем Новгороде, Полтаве, Рязани, Томске, Феодосии, Одессе, Каменец-Подольске, Симбирске, Ревеле и других городах, главным образом юго-восточной Росии. Всего к тому времени насчитывалось 32 ложи. В каждой ложе состояло от 15 до 150 человек, включая и почетных членов. Средним числом следует считать для ложи того времени 30, 40, 50 братьев. (Пыпин А.Н.--Русское масонство ХVlll и первой четверти ХlХ века. 1916, с.553-554; Осьмнадцатый век. М., 1869, т.II, с. 369; Уничтожение масонских лож в 1822 г. "Русская старина", 1877, т. 18, с. 661-664.
       Не увлекаясь цифрами, которые не могут быть одинаково характерны для всего рассматриваемого мною периода, скажу о том, как изменялся состав лож по мере развития масонства в России. Как я уже упомянула, масонство было занесено при Петре Великом, причем первыми членами и должностными лицами ложи были он сам, Лефорт и Гордон. Таково предание. Очень вероятно, что именно Петр занес в Россию и масонство одновременно с другими новшествами. Заимствовав это учение в момент его появления на Западе, Россия таким образом не отстала от Западной Европы, а шла в ногу с ней. Естественно, первыми членами русских лож должны были стать иностранцы, окружавшие Петра; в тот момент, когда предание становится исторической действительностью, мы видим капитана Джона Филиппса первым гроссмейстером в России, назначенным в 1731 году Великой Лондонской ложей. Через десять лет его сменяет на этом высоком посту тоже англичанин, генерал русской службы Джеймс Кейт. Имя последнего упоминается во многих масонских песнях, исполнявшихся в столовых ложах, и прославлялось как имя основателя масонства в России.
       В царствование Елизаветы Петровны масонство начинает проникать уже и в русские слои общества, и в единственном сохранившемся с того времени реестре гранметров и масонов мы видим имена Голицыных, Сумарокова, Дашкова, Воронцова и многих других. Из 35 названных в реестре лиц лишь 10 имен принадлежат иностранцам. А с того времени, когда масонство начало особенно сильно развиваться, то есть с 1774 - 1775 годов, членами лож стали лица всех сословий, званий и профессий, вплоть до купцов и ремесленников. Тогда же гроссмейстерство в России перешло от иностранцев к русскому: И.П.Елагин занял это почетное место. В XIX веке бывали случаи посвящения крепостных. Среди них, например, Николай, крепостной лакей П.И.Шварца, и Семен Жуков, слуга обрядоначальника (К.П.Скворцова) (?) ложи "Умирающий Сфинкс". Последний при опросе сказал, что пришел искать света, увидав, как благотворно отразилась масонская работа на его господине. Оба они были братьями-служителями. 
Для иллюстрации соотношения различных классов и профессий в русских ложах приведу следующую таблицу.

       Члены царствовавших домов                                                                 6
       Придворные чины                                                                                   34
       Высшие государственные чиновники 
       и почетные должностные лица                                                            110
       Чиновники                                                                                                347
       Дипломатические чиновники                                                                 36
       Служащие по Министерству народного просвещения 
       (директора и смотрители училищ, учителя)                                        76
       Служащие по судебной части                                                                 32
       Служащие по полицейской части                                                             9
       Магистрат Прибалтийского края                                                          13
       Военные (на действительной службе и в отставке)                       1.078
       Помещики и дворяне                                                                                  89
       Предводители дворянства (губернские и уездные)                             35
       Торговое сословие                                                                                     305
       Священнослужители православного исповедания                               24
       Священники других исповеданий (преимущественно лютеране)     29
       Ученые, педагоги, исследователи, профессора                                   103
       Врачи                                                                                                             113
       Писатели, поэты, переводчики                                                                135
       Композиторы и музыканты                                                                       40
       Художники                                                                                                     51
       Лица других свободных профессий                                                          30
       Актеры                                                                                                             29
       Ремесленники                                                                                                 48
       Крепостные                                                                                                      8
       Учащиеся                                                                                                           4
       Служащие различных частных предприятий                                          48
       Лица невыясненных профессий                                                                 435
-------------------------------------------- 
       Итого                                                                                                            3.267
----------------------------------------------------------
       Влияние, которым обладало масонство, кроме указанных выше причин, в значительной степени объясняется участием в братстве таких выдающихся лиц, которые одним своим именем привлекали громадное число других. Одинаково, и больших, и малых, увлекал свободный путь исканий, не ограниченный обязательными догматами. Свободное от тех неблагоприятных условий (политической интриги и личной корысти), в которых жило масонство на Западе, русское масонство выиграло в своей внутренней чистоте. Вольные каменщики различались лишь по степени увлечения масонством. Одних привлекала внешняя сторона, другие отдавали должное чистоте и высоте самого учения, третьи воспринимали его всей душой и отдавали ему все жизненные помыслы. Цифры нам показывают, что приблизительно четвертая часть всех членом были должностными лицами в ложах. Это число во всяком случае следует рассматривать как активную часть русских вольных каменщиков.
       Обращает на себя внимание участие в масонстве лиц, с обликом которых не вяжутся представления о духовных исканиях. Таковы, например, шеф жандармов Бенкендорф и министр полиции Балашов. И даже участие М.М.Сперанского, чьи интересы лежали совершенно в иной плоскости, в масонской работе кажется весьма странным.
       Таких непонятных, с моей точки зрения, вольных каменщиков можно отметить довольно много. Это была их дань молодости и общему увлечению. Пребывание в масонстве для них было тем же, что и участие в Союзах Спасения и Благоденствия печальной памяти М.Н.Муравьева, который за усмирение польского мятежа в 1863 году получил одновременно с графским достоинством прозвище "Вешатель". При устройстве карьеры и ради личных житейских интересов молодое увлечение отодвигалось на второй план, и прежние братские отношения никак не помогали избежать столкновений во время придворного соперничества и политической борьбы.
Характерны в этом смысле взаимоотношения Сперанского и Балашова и еще больше дело декабристов, в числе судей которых оказались тот же Сперанский и Боровков. Последний, впрочем, много способствовал смягчению участи осужденных во время производства следствия и даже отказался от звания члена Верховного Уголовного Суда под тем предлогом, что Европа отнесет его назначение к желанию императора "преследовать и настаивать к углублению наказания виновных". (Боровков А.Д. Автобиографические записки. "Русская старина", 1898, т.96, с.с. 331, 351). Он был так же, как и некоторые декабристы, членом ложи "Избранный Михаил".
       По психологической сложности один из самых интересных вольных каменщиков, конечно, О.А.Поздеев. Он был убежденным крепостником, вооружался против какого бы то ни было ограничения крепостного права, довел своих крестьян в 1796 году до волнений, декларировал свои взгляды в записке "Мысли противу дарования простому народу так называемой гражданской свободы" и в то же время был одним из главнейших учителей-мистиков как в конце XVIII, так и в начале XIX столетия. (Семевский В.И. Крестьянский вопрос в России в XVIII и в первой половине XIX века. Т.1. СПб., 1888, с. 363--364.
       Перечисление известных лиц - представителей различных направлений и руководителей масонства может занять много страниц. Но специальная литература уже уделила им достаточно внимания. В этом небольшом очерке я хотела обратить внимание на огромную массу русских вольных каменщиков, для которой масонство было настоящим светлым лучом, направлявшим их мысль на пути к достижению тайн бытия и развитию человеческого духа. Исчерпывающие выводы невозможны без работы в русских архивах. Но и знакомство с опубликованными материалами позволяет сказать, что в истории русской культуры масонство не было только эпизодом, как это представлялось некоторым историкам, а играло роль очень важного духовного фактора. Принять такое положение ≈ значит пожелать, чтобы отдельные работы по изучению русского масонства завершились, наконец, настоящим опытом его полной и беспристрастной истории. 

В начало

Масоны: кто они? / Знаменитые масоны / Масонские конституции / Конституция Андерсона
Anderson's Constitution / Вильгельмсбадская конституция / Вопросы и ответы / Что читать?
Знаменитые масоны"Золотые стихи" Пифагора" / Масонские линки